Arrow Group Rectangle 3.6 Arrow-Blue Rectangle 3.4 Vector law Group Group recog image
весь сайт
Eng
Пресс-центр
«Россия: как бизнес превращают в преступное сообщество». Адвокат Alliance Legal CG для бизнес издания «Eurasianet»

Под принятое в российском законодательстве определение преступного сообщества может попасть любая фирма. Адвокат Alliance Legal CG Артем Гришин для бизнес издания «Eurasianet».

Бизнесменов продолжают судить по статьям о мошенничестве и организации ОПГ, и необоснованно заключать под стражу, используя инструменты следствия в конкурентной борьбе.

Примерно 90% дел в конечном счете разваливаются, но все равно в большинстве случаев предприниматели, на которых они были заведены, полностью или частично теряют бизнес.

Уголовное дело как инструмент конкуренции

Число осужденных по экономическим статьям в России с 2013 по 2018 год выросло в 2 раза с 4 тыс. человек до 8,2 тыс., следует из данных Верховного суда. Эта статистика не учитывает бизнесменов, осужденных по статьям о мошенничестве, — в 2018 году по этой статье осудили 24,2 тыс. человек.

В бизнес-сообществе уверены, что уголовное преследование в последние годы часто является способом давления на бизнес. Косвенно это подтверждается тем фактом, что большинство дел так и не доходят до суда.

К примеру, в 2018 году, по данным МВД, было возбуждено 215 тыс. дел о мошенничестве. Но до суда дошло только 31,7 тыс. (15%), из которых 8,4 тыс. было прекращено, следует из данных Верховного суда. Получается, что по всем возбужденным делам осуждены были обвиняемые лишь примерно в 10% случаев.

По статьям экономической направленности было возбуждено 109,5 тыс. дел, в суд поступило 10,4 тыс. — меньше 10% дел. Судом закрыто еще 2,6 тыс. дел. То есть вина была доказана только в 7% дел.

Cледствие нередко ведется с нарушениями. В 2018 году Генпрокуратура вскрыла порядка 250 тыс. нарушений при рассмотрении предпринимательских дел, сообщил заместитель генерального прокурора РФ Алексей Захаров.

Между тем в большинстве случаев вмешательство правоохранителей разрушает бизнес, независимо от того, доказано преступление или нет.

Почему бизнесменов судят как мошенников

Расследование части дел против предпринимателей по статьям о мошенничестве позволяет следствию заключать подозреваемого под стражу. По данным бизнес-омбудсмена, каждый второй обратившийся в его аппарат и находившийся под следствием предприниматель (таковых было 8 тыс. в 2018 году) находился под стражей.

По экономическим статьям такая мера пресечения не предусмотрена. Однако суды, руководствуясь позицией следствия, как правило отказывают обвиняемому по статье о мошенничестве в присвоении статуса предпринимателя, поскольку «инкриминируемое деяние не связано с осуществлением предпринимательской деятельности», хотя обвиняемый часто является руководителем или собственником компании и вменяемое преступление связано с деятельностью этой компании.

Один из примеров – дело против основателя инвестфонда Baring Vostok Майкла Калви. «Суд указал, что инкриминируемые действия не совершены в сфере предпринимательской деятельности, поскольку по смыслу действующего законодательства предпринимательская деятельность не может быть основана на обмане либо злоупотреблении доверием в целях незаконного завладения чужим имуществом в корыстных целях», — говорится в докладе бизнес-омбудсмена. Инвестор был помещен в СИЗО.

Зачем бизнес подводят под ОПГ

Другая набирающая оборот тенденция, отмеченная бизнес-омбудсменом, — это привлечение предпринимателей по статье 210 УК РФ (организация преступного сообщества или участие в нем). Она автоматически влечет за собой заключение под стражу, а также значительно ужесточает наказание.

При содействии института уполномоченных в 2018 году было закрыто семь дел по статье 210 в отношении предпринимателей, передает ТАСС. Всего по этой статье против предпринимателей ежегодно возбуждается около 100 дел.

В последнее время участилось применение 210-й статьи в отношении предпринимателей. Изначально статья 210-я статья вводилась для борьбы с бандформированиями и так называемыми авторитетами, рассказывает Артем Гришин, советник и заместитель управляющего партнера Alliance Legal CG. Применение данной статьи к преступлениям в сфере экономики дает следственным органам неограниченные возможности по оказанию давления на участников предпринимательской деятельности, считает он.

«Очевидно, что даже невиновные лица, находящиеся под стражей более года, и которым помимо этого угрожает предусмотренное статьей 210 УК РФ наказание (от 12 лет до пожизненного лишения свободы), в силу самых простых человеческих факторов вынуждены идти на компромиссы со следствием», — уверен Гришин.

Под организацию преступного сообщества, определение которого дает постановление Пленума Верховного суда, можно подвести деятельность практически любой коммерческой структуры.

По словам Артема Гришина, есть примеры, когда следствие предъявляет обвинение по статье 210 УК РФ одному-двум коммерсантам с оговоркой о наличии иных неустановленных лиц и получается преступное сообщество из неустановленных лиц.

«Применительно к бизнесу введенная недавно в действие ч. 1.1. ст. 210 УК РФ (участие в собрании руководителей преступного сообщества) вообще может быть инкриминирована любому присутствующему, например, на заседании совета директоров предприятия, — говорит адвокат. — Если следствие сочтет, что принятые на нем решения охватывались преступным умыслом председателя совета директоров, то к уголовной ответственности могут быть привлечены секретарь такого собрания, юрист предприятия, бухгалтер и прочие рядовые сотрудники бизнесмена, которому приписывается роль лидера преступного сообщества».

Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Москве Татьяна Минеева тоже обращает внимание на то, что наряду с руководителями предприятия в СИЗО по статье 210 оказываются даже рядовые сотрудники.

«Ко мне обратились несколько женщин-бухгалтеров и других сотрудников компаний, которые идут "прицепом" по этой статье. Никакого смысла в их нахождении в СИЗО нет, кроме как предъявление более тяжкого обвинения основному фигуранту уголовного дела, что позволяет необоснованно продлевать срок заключения предпринимателей под стражей. Это отлично понимают и следователи, не посещая их (сотрудников компаний) для допросов месяцами», — говорит она.

Полная версия статьи EURASIANET