Arrow Group Rectangle 3.6 Arrow-Blue Rectangle 3.4 Vector law Group Group recog image
весь сайт
Eng
Пресс-центр
Предприниматель может избежать субсидиарной ответственности или уменьшить ее размер. Алина Манина для издания "Экономика и жизнь".

Предприниматель может избежать субсидиарной ответственности или уменьшить ее размер, если докажет, когда конкретно наступило объективное банкротство. Публикация Алины Маниной Заместителя Управляющего партнера Alliance Legal CG для издания "Экономика и Жизнь".

У руководства и бенефициаров есть реальный шанс освободиться от субсидиарной ответственности за неподачу заявления о банкротстве или уменьшить ее размер. Нужно только доказать, что объективное банкротство не наступило, а руководитель добросовестно реализовывал экономически обоснованный план по преодолению финансовых затруднений, либо наступило позже, чем утверждает заявитель. О том, как определить момент объективного банкротства и доказать добросовестность действий руководителя, чтобы избежать субсидиарной ответственности, читайте в материале. 

Руководитель должен вовремя подать заявление о банкротстве своей компании, иначе рискует рассчитаться личным имуществом по корпоративным долгам.Руководитель должен вовремя подать заявление о банкротстве своей компании, иначе рискует рассчитаться личным имуществом по корпоративным долгам.

Неисполнение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд (созыву заседания для принятия решения об обращении в арбитражный суд с заявлением должника или принятию такого решения) в случаях и в срок, которые установлены статьей 9 настоящего Федерального закона, влечет за собой субсидиарную ответственность лиц, на которых настоящим Федеральным законом возложена обязанность по созыву заседания для принятия решения о подаче заявления должника в арбитражный суд, и (или) принятию такого решения, и (или) подаче данного заявления в арбитражный суд. 

Часть 1 ст. 61.12 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве)

Руководитель должника обязан обратиться с заявлением должника в арбитражный суд в случае, если: — удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения должником денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей и (или) иных платежей в полном объеме перед другими кредиторами; <…> — обращение взыскания на имущество должника существенно осложнит или сделает невозможной хозяйственную деятельность должника; — должник отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества; — имеется не погашенная в течение более чем трех месяцев по причине недостаточности денежных средств задолженность по выплате выходных пособий, оплате труда и другим причитающимся работнику, бывшему работнику выплатам в размере и в порядке, которые устанавливаются в соответствии с трудовым законодательством. 

Часть 1 ст. 9 Закона о банкротстве

Но вовремя — это когда? 

Обязанность подать заявление должника наступает лишь при объективном банкротстве Формальный подход к требованиям Закона о банкротстве, который позволяет сделать вывод, что подавать заявление в арбитраж нужно сразу, как только долг превысил 300 000 руб. (ч. 2 ст. 6 Закона о банкротстве), а просрочка платежей — три месяца (ч. 2 ст. 3 Закона о банкротстве), не всегда верен. 

В качестве примера проще всего привести любую строительную компанию, которая только начинает бизнес. Допустим, есть земельный участок, на котором планируется строительство, у застройщика — кредиты на большие суммы, взятые компанией для осуществления проекта. Налицо формальные признаки банкротства: компания не может погасить обязательства, имея в собственности только земельный участок и не имея достаточного объема свободных денежных средств. И здесь, казалось бы, в соответствии с буквой закона руководитель должен заявить о несостоятельности. Однако это абсурдно: если большинство российских компаний будут так поступать, бизнеса не останется. Многим предпринимателям приходится вести бизнес на фоне недостаточности имущества и отрицательной стоимости чистых активов. Многие живут в рассрочку, за счет поступления оборотных денежных средств, не имея имущества в собственности. 

В связи с этим определяющее значение в вопросе, когда конкретно возникает обязанность подать заявление должника о банкротстве, чтобы руководство компании не привлекли к субсидиарной ответственности, имеет момент так называемого объективного банкротства — того конкретного периода или даты, когда должник стал неспособен в полном объеме удовлетворить требования кредиторов из-за того, что совокупный размер обязательств превысил реальную стоимость активов.

Цитируем документ По смыслу взаимосвязанных положений абз. 2 ст. 2, п. 2 ст. 3, п. 1 и 3 ст. 61.10 Закона о банкротстве для целей применения специальных положений законодательства о субсидиарной ответственности, по общему правилу, учитывается контроль, имевший место в период, предшествующий фактическому возникновению признаков банкротства, независимо от того, скрывалось действительное финансовое состояние должника или нет, то есть принимается во внимание трехлетний период, предшествующий моменту, в который должник стал неспособен в полном объеме удовлетворить требования кредиторов, в том числе об уплате обязательных платежей, из-за превышения совокупного размера обязательств над реальной стоимостью его активов (далее — объективное банкротство). 

Пункт 4 постановления Пленума Верховного суда РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» (далее — Постановление Пленума ВС РФ № 53)

Отметим, что речь идет именно о реальной стоимости ликвидных активов, а не о стоимости чистых активов по данным бухгалтерской отчетности. 

Однако закон и судебная практика не предлагают ни конкретных критериев, ни единого подхода к определению момента объективного банкротства. Поэтому здесь не может быть точного пошагового рецепта, но вполне реально наметить правильные ориентиры. 

Итак, контролирующие лица обязаны инициировать банкротство, если фирма отвечает признакам неплатежеспособности и (или) недостаточности имущества (ч. 1 ст. 9 Закона о банкротстве). При этом успеть подать заявление в арбитражный суд нужно в течение месяца с даты возникновения объективного банкротства (ч. 2 ст. 9 Закона о банкротстве). Если этого не сделать, кредиторы могут привлечь контролирующих лиц к субсидиарной ответственности (ст. 61.12 Закона о банкротстве). 

Пленум Верховного суда РФ в п. 9 Постановления № 53 внес некоторую ясность, указав, что обязанность руководителя по обращению в суд с заявлением о банкротстве возникает в момент, когда добросовестный и разумный руководитель, находящийся в сходных обстоятельствах, в рамках стандартной управленческой практики, учитывая масштаб деятельности должника, должен был объективно определить наличие одного из обстоятельств объективного банкротства. И если руководитель сможет доказать, что само по себе возникновение признаков неплатежеспособности, обстоятельств, названных в абз. 5, 7 п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве, не свидетельствовало об объективном банкротстве и он, несмотря на временные финансовые затруднения, добросовестно рассчитывал на их преодоление в разумный срок, приложил необходимые усилия для достижения такого результата, выполняя экономически обоснованный план, то он может быть освобожден от субсидиарной ответственности на тот период, пока выполнение его плана являлось разумным с точки зрения обычного руководителя, находящегося в сходных обстоятельствах. 

Верховный суд не дает конкретных разъяснений и критериев по определению момента объективного банкротства, предоставляя судам нижестоящих инстанций прерогативу разбираться в обстоятельствах конкретных споров и делать собственные выводы. Кроме того, до Верховного суда редко доходят дела о привлечении к субсидиарной ответственности только на основании несвоевременной подачи заявления о банкротстве. Тем не менее отдельные примеры подобных дел в практике Верховного суда все же встречаются. 

Пример из практики. 

В деле о банкротстве завода буровой техники кредитор добивался через суд привлечения экс-главы предприятия к субсидиарной ответственности, чтобы взыскать с него 1,4 млрд руб. корпоративных долгов. Заявитель пояснил, что признаки несостоятельности появились еще за два года до банкротства завода. Тогда, по мнению кредитора, директор и должен был обратиться в суд с заявлением о банкротстве, а не продолжать работу, умножая долги. Первая инстанция отказала в удовлетворении иска, но апелляция и кассация посчитали требования справедливыми, указав на убыток по бухгалтерскому балансу за девять месяцев. 

Бывший директор не согласился с такими выводами и обжаловал их в Верховном суде. Менеджер пояснил, что действовал согласно плану по преодолению финансовых затруднений. И в материалах дела действительно имелся план директора по выводу завода из кризисной ситуации — в спорный период завод заключил контракт с контрагентом на сумму свыше 6 млрд руб. Предполагалось, что реализация этого плана позволит погасить кредиторскую задолженность. 

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отменила решения нижестоящих судов, указав на важность определения момента объективного банкротства, и разъяснила, что, если руководитель докажет, что выполнение финансового плана являлось разумным, он освобождается от субсидиарной ответственности. Кроме того, суды должны учитывать режим и специфику деятельности должника. 

При этом Верховный суд пояснил, что обязанность заявить о банкротстве возникает именно в момент осознания руководителем критичности сложившейся ситуации. А при определении точной даты нельзя руководствоваться исключительно формальным подходом. Коллегия указала, что нижестоящие суды не выяснили, являлся ли план руководителей экономически обоснованным, до какого момента выполнение этого плана было разумным и какие причины привели к возникновению кризисной ситуации, ее развитию и переходу в стадию объективного банкротства. 

Определение Верховного суда РФ от 29.03.2018 № 306-ЭС17-13670 (3) по делу № А12-18544/2015

Следует отметить, что вопросы о том, когда временные финансовые затруднения становятся непреодолимыми, какой срок преодоления финансовых затруднений является разумным и всегда ли такой срок зависит от вида деятельности должника, Верховный суд оставил без ответов. Также непонятно, что представляет собой момент осознания руководителем критичности сложившейся ситуации. Это крайне размытый критерий, который зависит от способа управления деятельностью предприятия, личности руководителя и может сильно разниться у разных предпринимателей и по-разному трактоваться судами. 

Однако ясно одно: своим определением Верховный суд акцентирует внимание на необходимости глубокого финансово-экономического анализа деятельности предприятия, равно как и на обязанности руководителей, которых привлекают к субсидиарной ответственности, раскрывать обоснованность и разумность своих реабилитационных финансово-экономических планов. 

Ответчику поможет финансово-экономическая экспертиза.

Но если можно получить освобождение от субсидиарной ответственности на весь период выполнения экономически обоснованного плана, то какие доказательства предприниматель может представить суду? 

Единственным на данный момент ответом на этот вопрос, при сложившейся судебной практике, является назначение комплексной финансово-экономической экспертизы. Заключение эксперта будет доказательством добросовестности или недобросовестности действий руководителя. При этом ответчику важно успеть привлечь специалиста до назначения судебной экспертизы. Специалист определит причину возникновения кризисной ситуации, «выведет» ее из первичной документации. При этом точность определения момента объективного банкротства будет напрямую зависеть от объема документации, которую готов предоставить предприниматель для анализа. 

Таким образом, само по себе возникновение признаков неплатежеспособности у фирмы не всегда говорит об объективном банкротстве (п. 9 Постановления Пленума ВС РФ № 53). И если руководитель сможет доказать, что финансовые затруднения временные, а сам он добросовестно рассчитывал преодолеть их в разумный срок, действуя согласно экономически обоснованному плану, он может избежать субсидиарной ответственности. Доказать это можно по результатам независимой комплексной финансово-экономической экспертизы. Можно попытаться избежать судебной экспертизы, представив суду заключение собственных специалистов по аналогичным вопросам. 

И даже если субсидиарная ответственность неизбежна, можно существенно уменьшить ее размер, доказав документально, что момент объективного банкротства наступил существенно позже, чем утверждает заявитель.


Источник: "Экономика и жизнь" (ЭЖ Юрист)